Вечер-время многоточий


М.Айзенбергу

С вечера

Срезал

Две розы,

чтобы они

ож`или к утру…

Жадно принялись бы

пить воду и

воздух

в стеклянных банках,

всасывая стебля`ми,

как насекомые

хоботками

пыльцу.

Как занялись! Ишь!

Срезаны ведь,

а всё тянутся ввысь, в тишь.

Кто их просит?

Стекло их – застывший воздух.

Вода?

Цвет прозрачен…чист…

Глоток зелёного чая, -

маята ночи…

Тень за оградой немеет от крика.

Саломея ли?

Дышит ли?

Эвридика?

Отчаян

но

холоден дух

начала

мая

и, кажется, разогреваться не хочет…

Вокзал над морем,

Голубые колонны наклонен`ы

как бы наискось, если быстро ехать

навстречу

лету.

Кипарис узок и туго спелёнат

штыком прокалывает грудь неба.

Пляшет Геба

у вещевого рынка.

В спешке

ей купили чешки

для танцев. И на зиму

навырост ботинки.

От кашля хрипит и рвётся

грудь неба.

Нет, не был

ни там, ни у моря.

Вода разглаживает следы.

Забыл: мы сегодня на «вы», на «ты»?

Глоток зелёного чая горек.

Пригорки гор пригожи.

Пригоршнями

пестреют сады.

Гладок гравий

вытоптанных дорожек

и просыхает

только к середине дня.

Бедная ласточка моя Эвридика,

за что ты так полюбила меня?

 

Она смеётся в ответ

и вместо – нет –

склоняет голову:

Отойди-ка…

Мне нужно в низину, мне нужно вглубь,

Туда, где ветви растений свиваются в тени.

Ты знаешь все их названия:

чертополох… терний…

волчья ягода… не обессудь…

Лети назад, ласточка Эвридика,

просо просыпано

в гравий,

вода пересохла, ключи остыли…

Она в ответ: Ты что? Ты оставил?

Меня? – и кружит совсем низко,

чиркнув крылом

по придорожной пыли. –

- Зёрна бы стала клевать с руки,

послушная, присела бы на плечо,

мимо губ твоих

пролетела бы,

да горячо.

Прошу:

последний раз

помоги!

Пуста дорога,

пусти – где тени,

где музыка муки свивается в пенье,

где терний не ранит ни рано, ни поздно,

а только пить воздух, губами – пить воздух!

И где – единственная отрада –

Ни знать, ни помнить тебя не надо….

- Лети, Эвридика, лети назад…

- Твои запомнить хочу глаза…

Не стой на пути, отойди с дороги.

Глаза равнодушны, а голос строгий

Садовник,

садовник,

пусти меня в сад!

28.05.2011

 

2.

***

Ходить по кругу

Месить ногами

глину на площади у вокзала,

припоминая слова,

которые ты не сказала.

Долбить, срывая голос до хрипоты

в который раз

целый час

подряд:

Ты говоришь колко и прытко,

остроумно, но легковесно…

… и обвинений нестройный ряд…

- Каюсь, Господи, каюсь,

Моя немота

неуместна!

Так начинается пытка

золотых стрекоз твоих глаз,

в самом начале мая

умершая невеста…

А дальше – воздух пить

измученным ртом.

Воздух обнять пустыми руками,

пятым потом пахоты,

и пот`ом

всё никак коса не найдёт свой камень.

Разве можно

девушкам

со стариками?

28.05.2011

 

3.

***

Всё просит с моря: прислать открытки,

Почтовая авиамарка, штамп.

Открытки доходят с первой попытки,

торопливые, -

- в свете казённых ламп.

Стена аккурат железной кровати.

Плохие сосуды.

Пересуды

по коридорам. Старые дети

морщат лица.

Смотрю против солнца

цветные граффити

своей больницы.

Вздорно невольно

вдруг

новый недуг.

Просит прислать фотографии,

на которых

среди друзей, среди нежных подруг

счастливый я

в неполные двадцать лет…

А её – ещё и в помине нет…

28.05.2011

 

4.

***

У Гамлета – альцгеймер, паркинсон,

сквозняк в груди и прочая зараза

пустого черепа. Глазниц алмазы

насквозь все пропиты,

все сложены у ног –

( бутылочного горлышка стекло

по капле в землю медленно стекло) –

Малюточка. Торговка базиликом

и прочей снедью: лук – порей, чеснок,

пучок укропа. Щурясь на восток,

на площади,

откуда ни одна

дорога не ведёт её обратно,

сверяется с часами.

Солнца пятна

слепят.

Застыли стрелки.

Не пора ли?

Положен ли

короткий перерыв

в полчашки кофе,

в вымокший «Парламент»

и смеха неуместного прорыв?

Не голос,

кисло-сладкий голосок.

На грубом пальце – перстень с сердоликом.

Ум пуст и чист, наполнить кошелёк

пусть мелкими, но всё-таки умеет.

И профиля – чеканная камея,

и лютое презренье к москалям,

затерянным, замоленным на сломах

уступов скал,

однако, не скормившим

ни рыбам глаз,

ни печени орлам…

И влажность расторопных бойких губ,

и расторопши завязь в огороде…

( Часов вокзальных стрелка обмирает

на сломе дня и на границе рая,

о, Господи! при всём честном народе!)

И море ластится и плещется у ног.

Хохляцкой речи каверзный урок,

к которой ты ни мало не способен!

А к вечеру – обида и прохлада:

Ты нежен, но не нужен.

И награда:

Ты, Гамлет, сыт и пьян,

ты стар,

ты изнемог…

28.05.2011

Симеиз

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>